Врут, ноют, им все должны: психиатр о невыносимых людях


Всяк из нас по-своему неудобен.


Но среди тех, чья неудобность зашкаливает, переходит общепринятые границы, есть люди, которые выглядят вполне обычными и здоровыми на первый и даже на второй взгляд.

Более того, они нередко вызывают симпатию, сами охотно идут на контакт.

И только сойдясь с таким человеком поближе, вдруг ловишь себя на мысли, что уже не знаешь, куда от него спрятаться – ещё вчера вы были едва знакомы, а сегодня ты уже вовлечён в его бурную жизнь в качестве обязательного участника, ты уже что-то этому человеку должен, а то даже и виноват в каких-то его бедах (в список таковых могут попасть и беды, случившиеся задолго до вашего знакомства).

Мы видим, что человеку плохо, пытаемся помочь, но наши попытки напоминают воду, уходящую сквозь песок.

Попутно мы то и дело вынуждены оправдываться – ведь мы уже стали частью жизни этого человека, в которой его никто не понимает и не жалеет.

И всё чаще мы чувствуем себя захваченными в плен – и потому всё чаще хотим освободиться.

В последние годы стали популярными статьи о психологических травмах.

Мода есть мода, многие главные герои этой статьи тоже ей следуют: и вот уже они сами называют себя травматиками, объясняют своё бурное поведение не только настоящими, но и прошлыми неурядицами, что даёт им основания активнее претендовать на особое к себе внимание.

О том, как с такими людьми сосуществовать, как им по возможности помочь и о том, что делать им самим, мы разговариваем с санкт-петербургским психиатром Игорем Аносовым.

Есть люди, всячески ищущие общения, при этом ведущие себя неадекватно. Они часто объясняют своё поведение прошлыми психотравмами, часто именно детскими, и называют себя травматиками.

И. А.: Люди, которые в детстве перенесли хроническую психотравму (например, жизнь с пьющими или холодно относящимися к ним родителями), нередко вырастают психопатами, но не требуют к себе повышенного внимания от всех и каждого.

Скорее, многие из них ищут себе конкретную компанию, в которой они могут стать лидерами и помыкать остальными так, например, как ими когда-то помыкал кто-то из родителей.

Нелюбимый ребёнок может вырасти и искать того, кто будет ему сочувствовать.

А вот есть люди, которым «все должны». Они часто страдают ипохондрическими расстройствами. Эти люди ищут у себя болезни и к психиатру, как правило, приходят в последнюю очередь, с большим списком врачей, которых посетили до этого.

Есть и другая категория людей, которые активно ищут компанию и при этом манипулируют окружающими, пытаются вызвать у них чувство вины, жалуются на недостаточное к себе внимание.

Но такими становятся не те, кто перенёс в детстве психотравму.

Как правило, такой стиль поведения вырабатывается у тех, кто в детстве был гиперопекаем. «Ты самый хороший, двойку получил — учительница виновата, подрался, даже если сам драку затеял — виноват другой» и так далее.

И вот эти люди вырастают, смотрят вокруг и удивляются: «А почему это мне никто ничего не должен? Я же самый лучший!»

Тут уже получается вторичная травма.

Мужчина, который относится к этой категории людей, ищет себе подругу, а впоследствии и жену, которая будет его опекать так же, как когда-то его опекала мать.

Женщина в такой паре нередко тоже происходит из семьи, где была гиперопека, и ей нужен ребёнок вместо мужа. Ей хочется быть лидером, но лидером ласковым. И если ей вдруг это надоедает, то у него возникает обида.

У таких людей в их неудачах виноват кто угодно, только не они. Часто, разбираясь в их ситуации, как таковой и травмы-то там не найти.

Близко общаются с ними обычно недолго: поначалу вроде милейший человек, но как только у него возникает какая-то проблема, он сразу же старается её на вас повесить.

Но есть и другие травмы. Например, человек до какого-то возраста растёт в благополучной обстановке, а потом в его жизни случается, например, реальное предательство кого-то из близких людей. Травма? Травма.

И вот человек начинает вести себя неадекватно, и под «раздачу» попадают не виноватые в случившемся люди, а все, кто оказывается рядом.

Но понятно, что многие начинают дистанцироваться. И тут опять обида, травма: «Меня никто не любит, со мной никто не дружит, меня не понимают».

Человек может доходить до откровенного шантажа: «Ах, вы так, так вот пойду гулять, напьюсь, случится со мной что-то, попомните…»

При этом такой человек от реальной помощи может отказываться.

И. А.: Да, таким людям порой даже не нужна какая-то материальная помощь (при этом они могут о ней просить).

Им нужно сочувствие, готовность окружающих как-то им помогать. Ведь мы говорим о людях с сохранным интеллектом.

Поэтому у них самокритика хоть и своеобразная, но есть. Им-то все должны, но как только им предлагают реальную помощь, они стараются отказаться.

Ведь принять помощь — это уже ответственность. А ответственности такие люди очень не любят. Они-то сами не хотят быть никому должными. Например, они будут должны этой помощью воспользоваться.

Как охарактеризовать этих людей с точки зрения медицины?

И. А.: Нет для таких людей единого определения. Я приводил пример ипохондрика. У него вот эти ипохондрические переживания как раз и вылезают потому, что он хочет, чтобы кто-то взял на себя ответственность и подтвердил его болезни.

Помимо ипохондриков мы можем выделить ещё один психотип — это истероидные личности. То есть не истерики — у истерика его патологические проявления идут вне сознания, он может где угодно выдать судорожный припадок, аффективную реакцию.

Истероид контролирует свою истерику. Он знает, где можно что-то выдать, где нельзя. На человека, который явно его сильнее, не будет орать. Наоборот, в присутствии такого человека истероид будет вести себя тихо.

Есть ещё гебоидная личность. Патологический вариант — гебефренический синдром: расторможенность, патологичекая манерность, патологическая склонность к сочинительству. Но у гебефреника это всё происходит опять-таки вне сознания.

Гебоид — это человек, который ведёт себя так сознательно. Но, тем не менее, он ищет аудиторию для своих гебоидных проявлений.

Например, выпьет такой человек и давай рассказывать: «Да я в Афгане воевал! Да я две чеченские прошёл!» Хотя на самом деле он вообще в армии не служил.

И когда видит, что завладел чьим-то вниманием, он начинает автоматически додумывать свою историю.

Если с ним не спорить, просто сказать, что вам надо куда-то идти, и распрощаться, он будет спокоен.

А вот если ему начать указывать на нестыковки в его рассказе, могут быть два варианта: либо обида, либо аффект вплоть до агрессии — опять-таки в зависимости от того, кто перед ним.

Нередко люди с таким типом поведения начинают злоупотреблять алкоголем и другими психоактивными веществами. Ведь человек обижен, а обиду надо как-то скомпенсировать. Чаще всего прибегают они к алкоголю.

Алкоголь — это ведь как медиатор для струны.

И вот мы сказали, что многие из этих людей весьма неглупы. То есть, если в обычном состоянии такой человек не станет кричать «Вы мне все должны!», то выпивши он становится раскованнее и выдаёт всё это окружающим (неплохо показан такой тип в песне Владимира Высоцкого «Ой, где был я вчера»). 

Но бывает, что и без алкоголя люди себя «раскачивают» и доходят до подобных выпадов. Жить рядом с таким человеком вообще непросто. Это жизнь в постоянном ожидании очередного срыва.

И. А.: И тех, кто так ведёт себя, не будучи под воздействием алкоголя, мы видим регулярно — в общественном транспорте, в магазинах.

Вы когда-нибудь обращали внимание, какое лицо было у такого человека до того, как он начал конфликтовать, и каким оно становится, когда вокруг него уже все на взводе? Он успокаивается, на его лице может даже появиться улыбка.

Как вообще вести себя тем, кто оказывается рядом с таким человеком?

И. А.: Если есть возможность, то от таких людей лучше держаться подальше, общение с ними сводить к минимуму.

Что касается их близких, то здесь патовая ситуация. Характерный пример: какой-нибудь праздник — Новый год, День рождения и тому подобное. Не пригласить человека — вроде как-то нехорошо. Пригласить — это рисковать тем, что праздник будет испорчен.

Даже если наш герой ничего страшного не выдаст, окружающие будут сидеть весь вечер и думать о том, как бы этот человек не сорвался. Потому, что он способен буквально на ровном месте испортить всем настроение. Причём истероид ещё и убедителен.

В результате у компании не только испорчено настроение и «вынесены мозги», но и остаётся чувство вины — обидели человека.

Пока наш герой не вошёл в раж, можно сказать открытым текстом: «Так, мы тебя знаем, хочешь заводиться — выйди поори, потом, если хочешь, возвращайся, только тихо».

Но для этого в компании должен быть лидер, чей статус признаётся и тем, кто склонен к неадекватному поведению. Если это скажет кто-то другой, то у истероида будет ещё один повод для раздражения.

И самое неприятное, что медицина здесь мало что может, каких-то действенных методов психокоррекции взрослой личности практически не существует. Хотя мы и стараемся что-то делать. Ведь всё равно эти люди ко мне приходят, приходится проводить психотерапию с элементами гештальта.

Вот пример: девушка, склонная к истероидным проявлениям, написала в социальной сети, что прощается с жизнью. Те, кто это прочитал, обеспокоились. Потом выяснилось, что она в порядке, и одна её знакомая сказала, что при встрече даст ей по лицу.

И. А.: И это будет неправильно ещё и потому, что даст истероиду новый повод почувствовать себя жертвой.

Во-вторых, добрая затрещина может подействовать на такого человека отрезвляюще только в остром состоянии, в состоянии аффекта, но не постфактум.

Да и в аффекте затрещина может подействовать, когда он только начинает заводиться, а вот когда уже завёлся — тут уже можно только изолировать его от компании.

Уместно ли говорить с таким человеком об этике? Например, когда он шантажирует или оскорбляет.

И. А.: Весьма уместно, даже необходимо. Достаточно жёсткая должна быть позиция, если человек идёт на шантаж. И об этике таким людям напоминать надо: «Что ж ты делаешь-то? Ты же нас пугаешь!» Но лучше так говорить им попозже, не во время обострения.

Чаще всего этот шантаж не опасен. Но я приведу пример, когда всё закончилось очень грустно, когда человеку на пике истерики сказали, что он истерик.

Я тогда работал на «скорой», наша бригада выехала по вызову – человек порезал вены.

Приехали – там стандартные поверхностные насечки, видно, что сделано больше напоказ, фельдшер бинтует пострадавшего и приговаривает подчёркнуто иронично: «Кто ж так режет-то? Уж пугать – так пугать, режут-то вот где да поглубже, а ещё лучше – в окно…»

Забинтовала ему руку, сидит, пишет историю, вдруг за спиной звук разбитого стекла и мелькнувшие ноги.

То есть нужно учитывать – да, истероид критичен и, как правило, не особо опасен ни для себя, ни для окружающих, но на пике аффекта он может что-то страшное вытворить.

Или когда гебоид уже вошёл в раж и проассоциировал себя со своим выдуманным персонажем, а ему говорят прямо в лоб: «Слушай, не ври, хватит, надоело!», вот тут он может «взорваться», выйти из-под самоконтроля – особенно, если ещё и выпил рюмку-другую.

Пример такого «взрыва», недавно прогремел на всю страну: 4 июня, в Тверской области, во время застолья, обидевшийся на слова типа «Да ты и не служил вовсе!» бывший якобы десантник ушел за ружьём, а вернувшись, начал методично расстреливать всех присутствовавших в доме собутыльников.

Может ли человек, о котором мы говорим, почувствовав, что между ним и его привычным кругом общения возникла дистанция, отнестись к своему поведению более критично?

И. А.: 50 на 50. Всё будет зависеть от воспитания, от уровня интеллекта, от выраженности вот этих черт характера – от степени акцентуации по гебоидному или истероидному типу.

Кто-то скажет себе: «Что я зарвался», может быть, придёт к тому, кому устроил истерику, попросит прощения.

Если человек по уровню акцентуации ближе к расстройству личности, может отреагировать противоположным образом: «Ах, они все меня не любят, не ценят, они все плохие, а я…»

Чем ближе к расстройству личности, тем меньше критического осмысления своих поступков и мыслей.

А вот такой пример: женщина, склонная к истерикам и к гебоидным проявлениям, в ответ даже на очень осторожные попытки обратить её внимание на свои поведенческие ошибки, а не на внешние обстоятельства, отвечает, что у неё и так всегда была низкая самооценка, что если бы она продолжала заниматься «самоедством», то погибла бы.

И. А.: Но здесь как раз критичность есть. Здесь перекладывание вины на других – это защитная реакция.

Она отлично понимает: если она признает, что сама виновата в своих бедах, то дальше придётся признать, что она бесхарактерная, с расстроенными нервами, всем приносит только проблемы.

А вот тут уже могут возникнуть и настоящие суицидальные мысли: «Если я такая плохая, то зачем мне жить?»

Тут уже лучше обращаться к психиатру, это уже уровень расстройства личности. Но помощь возможна, есть много шансов вернуть человека к нормальному существованию.

Как такой человек может к психиатру попасть? Как близкие могут повлиять на ситуацию?

И. А.: Как и во многих других случаях, прямое предложение обратиться к психиатру, скорее всего, вызовет отторжение. Но уже слово «психотерапевт» звучит по-другому.

А можно обратиться к психологу – ведь психолог выслушает, поймёт, что к чему, и может посоветовать обратиться к психотерапевту.

Основной аргумент у тех, кто не хочет обращаться к психиатру: «Я что, сумасшедший?»

И человеку надо объяснить, что к психиатру надо идти не когда ты уже сумасшедший, а для того, чтобы не стать сумасшедшим.

Ещё момент: психиатрическая помощь – дело тонкое. Прежде, чем её оказывать, нужно обсудить проблему, то есть решить, нужно ли в конкретном случае лечение или достаточно беседы.

Это опять-таки может определить только психиатр. То есть это ещё один аргумент за то, что не надо бояться психиатра.

Начинать нужно всегда с того психиатра, который ближе находится. И платить какие-то сумасшедшие деньги не надо – сначала надо обратиться в свой «родной» психоневрологический диспансер, по месту жительства.

Здесь у людей возникает ещё один страх – перед постановкой на учёт. Но человек – не мешок с картошкой, чтоб его учитывать.

Да, в диспансере заведут карточку, чтобы если пациент,  года через два, снова придёт к врачу, врач не был вынужден, по второму кругу, задавать ему вопросы, заданные при первой беседе.

Информация из кабинета врача может уйти только в правоохранительные органы, суд или прокуратуру, которые также несут ответственность за соблюдение конфиденциальности.

Беседовал: Игорь Лунёв

Источник 
Имя

Интересное,6,Психология & Отношения,7,
ltr
item
loveposts.ru: Врут, ноют, им все должны: психиатр о невыносимых людях
Врут, ноют, им все должны: психиатр о невыносимых людях
Всяк из нас по-своему неудобен.
https://4.bp.blogspot.com/-hq0wNhRZb8Q/WqOOe3c7uwI/AAAAAAAAAc4/1ZD1uZ22WZ08b1uwYOzhoPmBtEDeWUsAQCLcBGAs/s1600/content_71.jpg
https://4.bp.blogspot.com/-hq0wNhRZb8Q/WqOOe3c7uwI/AAAAAAAAAc4/1ZD1uZ22WZ08b1uwYOzhoPmBtEDeWUsAQCLcBGAs/s72-c/content_71.jpg
loveposts.ru
https://www.loveposts.ru/2018/03/vrut-noyut-im-vse-dolzhny-psihiatr.html
https://www.loveposts.ru/
http://www.loveposts.ru/
http://www.loveposts.ru/2018/03/vrut-noyut-im-vse-dolzhny-psihiatr.html
true
5767554004625766903
UTF-8
Loaded All Posts Not found any posts VIEW ALL Readmore Reply Cancel reply Delete By Home PAGES POSTS View All RECOMMENDED FOR YOU LABEL ARCHIVE SEARCH ALL POSTS Not found any post match with your request Back Home Sunday Monday Tuesday Wednesday Thursday Friday Saturday Sun Mon Tue Wed Thu Fri Sat January February March April May June July August September October November December Jan Feb Mar Apr May Jun Jul Aug Sep Oct Nov Dec just now 1 minute ago $$1$$ minutes ago 1 hour ago $$1$$ hours ago Yesterday $$1$$ days ago $$1$$ weeks ago more than 5 weeks ago Followers Follow THIS PREMIUM CONTENT IS LOCKED STEP 1: Share. STEP 2: Click the link you shared to unlock Copy All Code Select All Code All codes were copied to your clipboard Can not copy the codes / texts, please press [CTRL]+[C] (or CMD+C with Mac) to copy